Вт. Июл 5th, 2022

«Потребность у Буркитбаева сохранилась, а возможности уже не те«, – пишет эксперт по нефтегазовой отрасли агентства Ratel Олег Червинский

У специалистов по работе с персоналом – эйчаров – есть такой специфический термин, как «сбитый лётчик».

«Это как в анекдоте – мужик нашёл лампу, ну и, как водится, потёр её. Оттуда появляется Джинн. «Загадывай одно желание», – говорит Джинн из лампы. Мужик не растерялся и говорит: «Хочу, чтобы у меня всё было». «Хорошо, – говорит Джинн. – У тебя всё было«. Так вот, сбитый лётчик — это тот самый мужик, у которого всё было, – пишет в своём блоге на LiveJournal Михаил СЛОБОДИН, генеральный директор компании «Билайн». – То есть его лучшие годы, пик карьеры уже позади. Он уже хорошо понимает, что обратно наверх пути нет, былой славы, успехов и авторитета ему не видать, хотя потребность в том, чтобы ощутить прежние эмоции, ещё сохранилась. Потребность сохранилась, а возможности уже не те».

В Казахстане сбитые лётчики либо создают оппозиционные движения, либо много и охотно раздают интервью, в которых критикуют предшественников и тех, кто их сменил, и объясняют, почему тот или иной проект, отрасль или страна пропадут без их советов.

Серик Минаварович БУРКИТБАЕВ, инженер-физик по специальности, доктор физико-математических наук, защитивший в 1994 году диссертацию по теме «Пространственно-временные корреляции сложных сигналов в лазерной спектроскопии дисперсных систем», в последние недели стал частым гостем в студиях популярных казахстанских ютуб-каналов, выступая на тему: как нам реформировать нефтегазовую отрасль? При этом в последнем интервью он скромно признался, что «знает отрасль лучше любого», видимо, на том основании, что в течение неполных трёх месяцев, с 29 мая по 20 августа 2008 года, возглавлял нацкомпанию КМГ. До этого его послужной список включал, в основном, руководство телекоммуникационными компаниями и министерством транспорта и коммуникаций.

Итак, за неполных три месяца он «понял, что творится в «КазМунайГазе» и ужаснулся. Причём понял это за 20 минут разговора с финансовым вице-президентом и главным бухгалтером нацкомпании: «Я им сказал: вы что, с ума сошли? Это отрасль, которая кормит страну, а у неё было долгов на 8 миллиардов долларов на тот момент. Я когда вышел из тюрьмы, 12 или 20 миллиардов долгов уже было у «КазМунайГаза». Однако, если заглянуть в годовые отчёты нацкомпании, которые выложены на корпоративном сайте, то легко увидеть, что по итогам 2021 года общий долг КМГ составляет 8,7 миллиарда долларов, но никак не 20 миллиардов.

Как говорит Серик Минаварович, отрасль убыточна, потому что «вся вертикаль берёт. Так или иначе, руководители, все, замешаны в системной коррупции». Было ли встроено в эту вертикаль руководство Казахского института нефти и газа (КИНГ), который г-н Буркитбаев возглавлял с 2006-го по 2008 годы, он умолчал. А интервьюер и не стал уточнять этот щекотливый момент. Хотя в открытом доступе есть заявление руководства финансовой полиции от декабря 2008 года, в котором перечисляются «странные», если не сказать больше, сделки, в которых участвовал КИНГ. Например, продажа административного здания института в столице и приобретение100 гектаров земли в Солдатском ущелье близ Алматы. Также «в ходе предварительного следствия выяснилось, что руководство АО «КИНГ» фиктивно заказывало инжиниринговые услуги у пяти проектно-исследовательских институтов, но при этом использовало в своих работах архивные документы. Таким образом, государству был причинен крупный ущерб в размере 2,4 миллиарда тенге» заявил тогда на брифинге заместитель председателя Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью РК Рустам ИБРАИМОВ.

Впрочем, в уже упоминавшемся видеоинтервью г-н Буркитбаев уверяет, что коррупционные обвинения лично с него в итоге были сняты. Видимо, виновными, как всегда, оказались сотрудники, подписавшие акты выполненных работ.

Зато Серик Минаварович не отрицает, что его консультантом в бытность руководителем КИНГ был итальянец Леонид БОРТОЛАЦЦО. В 2016 году начался международный коррупционный скандал вокруг компании Unaoil, зарегистрированной в Монако и называемой не иначе, как «фабрика взяток». Unaoil за комиссионное вознаграждение выступала в качестве посредника при заключении сделок для целого ряда крупных международных компаний в США, Европе, Азии и Австралии. Шотландская WGPSN в начале 2021 года признала, что одна из её дочерних компаний «получила выгоду от платежей, произведенных Unaoil для получения подрядов в Казахстане», и согласилась выплатить штраф за незаконные действия в размере 6,4 миллиона фунтов стерлингов.

Так вот, как пишет газета The Huffington Post, в то время, когда по просьбе Kellogg Brown & Root фирма Unaoil помогала ей с присуждением подряда на проведение работ в рамках Кашаганского проекта, консультант г-на Буркитбаева Леонид Бортолаццо получал ежемесячно по 80 000 долларов от Unaoil.

Сегодня г-н Буркитбаев предлагает«снести бульдозером» всю отрасль и «отмотать назад» все контракты с крупными инвесторами. Кто должен выстраивать отрасль с нуля на дымящихся развалинах, не уточняет, возможно, человек, знающий отрасль «лучше любого».

Возвращаясь к «КазМунайГазу» – после отставки в апреле 2022 года Алика АЙДАРБАЕВА с поста председателя правления, исполняющим обязанности первого руководителя был назначен один из вице-президентов — Курмангазы ИСКАЗИЕВ. Естественно, всем было интересно, кто же возглавит в итоге ключевую национальную компанию страны. «Лучше всех знающий отрасль» Буркитбаев в интервью еще одному ютуб-каналу уверенно прогнозировал приход к руководству КМГ так называемого «западного клана», проведя жузово-родовой анализ предыдущих и будущих руководителей компании и придя к выводу, что Исказиев, как яркий представитель этого клана, избавится от приставки и.о. Но попал пальцем в небо – в итоге председателем правления КМГ стал Магзум МИРЗАГАЛИЕВ.


Источник: ratel.kz